Геоклетиан
Дверь землянки со скрипом отворилась, и в единственную комнату ввалился юноша, из последних сил удерживавший на плече окровавленное нечто.
Старик машинально спрыгнул со стула, гарпия тревожно захлопала крыльями.
- Вы…
- Мы – дипломатическая делегация главного штаба… - немного отдышавшись, пояснил парень. – Уцелевшая ее часть.
- Мне сообщали… - старый, но еще бодрый представитель древнего, но малознакомого людям народа, который они иногда называли лесовичками(вместе с еще полудюжиной отдаленно похожих видов), судорожно заметался - Посланник Денкрау, юный вампир? Значит, переговоры так ни к чему и не привели…
- Их и не было… Здесь есть постель?
- Да, конечно, вот тут… Милая, не мешайся. – отстранив возбужденную гарпию, хозяин землянки помог уложить окровавленного, но все еще живого нелюдя на тюфяк.
- Сейчас все устроим, вскипятим водички, заварим травы… Эх, что за времена пошли… Мне казалось, эти молодые немного понимают, что делают. Что же случилось?
- На нас напали почти сразу, стоило нам немного углубиться в город. – охотно ответил Ден. Казалось, он был в полутрансе, и ему просто нужно было выговориться. - Кто-то все знал, и устроил засаду. Хрейрахра зарубили почти сразу, Сеириит отрезали от нас, но она вырвалась и убежала куда-то в город… Может, оторвалась от них и еще жива. Старорост отвлекал их, и вот что вышло. – он кивнул на еле заметно дышащую тушу. – Вначале еще мог идти сам, а потом свалился. Хорошо, что у нас был план отхода, и кое-какие сюрпризы в рукаве, иначе бы нас всех перебили. – Денкрау устало вздохнул. – Этот лагерь был по карте ближайшим. Мы оторвались от них на реке и вот, здесь. Вы нам поможете?
- Относительно, относительно… Выпейте-ка настоя. – хозяин вовсю хлопотал у маленькой печки, кое-как сложенной из камней, обмазанных глиной. – Вам нужен покой, и потом, вы наверно пока не замечаете, но я вижу по крайней мере две необработанные раны…
Юноша сделал неопределенный жест, хлебнул горячего, пряного варева и, несколько минут поклевав носом, погрузился в спасительное небытие.

С утра его разбудил торжествующий клекот гарпии. Та с огромным энтузиазмом питалась, поглощая мясо и рыбу так, что во все стороны летели ошметки и чешуя. Заметив, что разбудила гостя, она смутилась и осторожно произнесла:
- Я… ты… Будить? Я делать… плохо?
- Все равно пора просыпаться. – беззлобно пожал плечами Ден, осматривая аккуратно перевязанные ранения. Вроде бы ничего серьезного, тем более по его меркам – Уже светло…
- Хотеть есть?
- Это можно. – парень улыбнулся. – Это точно не повредит. – он обернулся – Старорост все еще спал, и, учитывая его род и раны, это было нормально. Его народ лучше всего восстанавливал силы именно во сне, а старшему посланнику сейчас была нужна каждая их капля.
- Старый оставить еду ты в большой горшок! Сказать я она не есть. – гарпия указала крылом на действительно весьма объемистый сосуд, и вернулась к перерванной трапезе.
В горшке действительно оказалась еда – весьма терпимый мясной суп. Хозяин вернулся даже раньше, чем вампир покончил со своей немаленькой порцией, но пояснил, что разговору за едой не место, и до конца трапезы возился с хозяйством. Гарпия помогала как могла, но могла она довольно странно.
- Так что вы говорили вчера насчет «относительно»? – задал беспокоивший его вопрос Ден, как только горшок опустел - На карте значилось, что здесь лагерь Альянса.
- Вынужден вас разочаровать, юноша. Мы действительно на стороне Альянса, потому как кому еще нужны… Но это не военный пост и даже не координационная станция. Мы, в основном, занимаемся установлением контактов с гулями и изучением и приручением сколопендроморфов. И те и другие все еще имеют устойчивые популяции в этих местах, и нас прислали для дальнейшего развития с ними сотрудничества. Я бы сказал, что мы – скорее естествоведческий пост. Даже не дипломатический.
- Но я думал, вы мне поможете…
- Всем, чем сможем. – кивнул старик. – Но вы должны осознавать, что перед вами никак не солдаты или разведчики. Скорее, ученые и лесники. Даже у меня, не смотря на возраст, крайне посредственный опыт боевых операций… Строго говоря, из-за отсутствия таковых я и сумел дожить до этого самого возраста. – он выразительно посмотрел на вампира.

«Естествоведческий пост» как гордо называл его Кхейни(так звали лесовичка), состоял из нескольких тщательно замаскированных землянок, устроенных в оврагах полуестественных вольеров для приручаемых сколопендроморфов, да тайной тропинки к соседнему кладбищу. Вообще-то ближе к расположенным на окраине городским скотобойням и свалке гулей было больше, но кладбищенские были спокойнее и пользовались в среде падальщиков большим авторитетом – если вообще можно говорить о каком-то авторитете в среде полуразумных созданий. Старик пояснил, что не смотря на более сытную жизнь у свалок – после короткой, но яростной войны гули умудрились даже изгнать со своей части мусорного царства грайверов,– их все равно тянет к древнему убежищу, и право жить там завоевывают сильнейшие и хитрейшие, те, чье превосходство несомненно. Имевшихся лечебных средств кое-как хватило, чтобы стабилизировать состояние старшего посланника, но даже несведущему в медицине было видно, что зализывать раны ему еще не один месяц, с неделю из которого он проспит. Кхейни же вообще отказывался приближаться к городу, хоть и был готов послать умнейших из гулей и самых понятливых сколопендроморфов, даже в ущерб исследованиям. Однако, их должен был кто-то направлять и вести. Гарпия еще утром улетела к ближайшему посту со спешно написанным вампиром посланием, но пока она долетит, пока придет ответ…
Поразмыслив, Ден решил сходить на разведку. Нужно было срочно узнать, что же произошло с Сеириит. И дело было не только в помощи другу(хотя, что уж скрывать, ее общество было ему в по-своему приятно) – законспирированная посланница русалок слишком много знала, чтобы живой попасть в руки врагов. И отношения с ними слишком ухудшились бы, даже если бы она просто погибла. А уж если узнают, что ее бросили одну, окруженную врагами…
Лесовичек, посокрушавшись и поотговаривав, все же одобрил операцию, но посоветовал проверить еще, что случилась с телом Хрейрахра. Хорошо, если его просто выбросили или сожгли... Денкрау так и не вник в детали, но ученый утверждал, что о кое-каких тайнах устройства чудовищ людям лучше оставаться в неведении.

Недолгая прогулка показала, что на всех воротах кроме обычных стражников стояли неприметные, но крепкие и угрюмые ребята, внимательно осматривающие всех выходящих. Похоже, город превратился в одну огромную мышеловку – войти легко, а вот выйти… Особенно много угрюмцев было у речных ворот и самой реки. На которой вальяжно покачивалось несколько суденышек, как бы невзначай перегораживающих реку сетями. Крестьяне, шедшие на ярмарку, болтали, что, дескать, будет нынче праздничный лов рыбы, чтоб наибольшим уловом перед соседями похвастаться, а заодно и всех гостей накормить. Правда, другие, поумнее, говорили, что это магики упустили в реку какую-то заколдованную дрянь, и теперь ищут, чтобы не случилось беды. Дескать, зачем еще на реке, обильно приправленной городскими стоками, так долго торчать магичке? Ну, той, что живет в здоровенном белом особняке, совсем рядом с замком? Поди, самой-то ей охота не сомнительной свежести воздух вдыхать, а готовиться к вечернему балу! Но таких было немного – тяга к бесплатной рыбе – сильная штука. Пока переодетого в запасную одежду юношу никто не узнавал – да и с чего, стычку после засады видели единицы – но надеяться на свободный проход в город и обратно не приходилось. Внутрь – еще туда-сюда, но как выйти наружу, тем более – с трупом и русалкой?
Как следует обследовав окрестности, Ден незаметно сошел с дороги и вернулся обратно в лес.

Пришедшее к вечеру послание вампиру сразу не понравилось. Прежде всего – слишком уж быстро, даже учитывая, что и его, и запыхавшуюся гарпию принесла здоровенная виверна. До центрального штаба письмо дойти просто не успело бы. Да и потом, почерк.... Он был таким же четким и округлым, но что-то отличало его от хорошо знакомого вампиру почерка водяного. Содержание письма только подтвердило опасения:
«Пишет замещающий координатора пятого временного вспомогательного штаба Акзек –Тхе. Координатор Икхир-Цу был повторно ранен и на данный момент получает почти всю возможную в сложившихся условиях медицинскую помощь. Вынужден вас огорчить – ситуация в Новиграде почти вышла из-под нашего контроля, а учитывая экспедиции, высланные в города Хенгфорской лиги…» . И так далее в том же духе. У Денкрау пропало всякое желание дочитывать. Атака на него и его товарищей не была единичным случаем. По всему северу творилось неизвестно что, и кризис заставил и без того немногочисленных агентов Альянса мобилизовать все силы. Идти на подмогу разгромленной делегации было просто некому – удержать бы основные завоевания. Лишь фрагмент, дописанный другой рукой, привлек его внимание. Нетвердые, шатающиеся буквы с трудом, но складывались в слова - «Курьерская виверна остается в твоем распоряжении. Рекрутируй всех, кого сможешь, используй любые полномочия. Вытяни эту ситуацию, или хотя бы не дай всему провалиться, пока мы не сможем послать подмогу. Больше боевых агентов у нас там нет. Тебе необходимо немедленно…». Конец фразы, состоявший в основном из кривых и наезжающих друг на друга букв, был начитаем, разобрать можно было только символы в конце – «И.Ц.» И рядом - аккуратная приписка первым почерком – «Исходя из имеющихся у меня данных, здесь говориться о возложении на вас командования операцией и личной ответственности за нее. Желаю успехов. Акзек –Тхе.»
Итак, похоже, всем не до него. И даже просчитывающий все на десять шагов вперед Икхир-Цу смог прислать ему только курьерскую виверну и целую кучу ответственности.
- У них и самих дело туго. – проговорил вампир. Чтож. Делать это все равно больше некому, а виверна не повредит. Денкрау крепко сжал кулак и скрипнул зубами. Отступать было уже поздно.
Он выступил этим же вечером, до закрытия ворот.
Не то чтобы у него был хороший план – но надо же было кому-то что-то делать?

В конце скучного и пыльного дня, пристроившись к запоздавшему купеческому обозу, в второстепенные ворота зашел не по годам полный, неприметный, паренек с глуповатым лицом и здоровенной сумой за плечами - на вид сынишка разбогатевшего мужика, который считал что главное – все сыты и обуты, а уж остальное(а тем более какой-то там ум) приложиться. Уплатив положенную(в государеву казну) и неположенную(в карманы стражников) пошлины, медленно и скуповато отсчитывая монетки, он вошел в город и затерялся в базарной толкотне. Угрюмый мужчина у ворот бросил на него короткий взгляд и отвернулся. Если все в порядке – пусть входит. Если нет – чтож, тем хуже для него.

Сложно было не притворяться. Нет, на то, чтобы волноваться о качестве своей игры, у Дена практически не было времени. Сложно было, прослушав один-единственный краткий курс запинающегося от волнения старика, удерживать на месте бойкую стайку молодых и очень бойких гигантских насекомых.

А потом была ночь, и парень, понявший, где искать мертвого(у кого может храниться такого рода экспонат, как не у местной магички?), обнаружил, что понятия не имеет, где могла бы быть живая. А ведь она еще цела и на свободе, иначе бы не было стольких мер именно против бегства русалки…
К счастью, у самой беглянки оставалась голова на плечах, а вампиры неплохо видят в сумерках. Старый добрый тайный знак указывал на столь же старый и добрый пруд, примыкавший к храму. А из него на мгновение показалась в приветственном жесте рука.
Когда-то в стоявшем тогда еще на окраине города храме почитали древнее водное божество. Сейчас храм перестроили, город окружил его со всех сторон, а молились там совсем другим богам. Но юному вампиру показалось, что пруд на мгновение улыбнулся ему лукавой и мудрой улыбкой. Что вода еще помнит своих детей, и не любит каменных клеток.
Возможно.
Тем больше причин помочь.

- Это была она. – кивнула Сеириит. – Когда меня отрезали от вас, эта дочь мурены попыталась меня расколдовать. Видимо, надеялась взять живой и беспомощной на суше. Но чары моего народа так просто не развеять. – морская дева гордо вскинула подбородок. – Я чувствовала, что они распадаются – очень странное чувство, скажу тебе, словно у тебя есть сразу и ноги, и хвост, но в то же время они – одно целое… Пару часов заклятия сопротивлялись, и я успела оторваться от погони и спрятаться. Сначала – на земле, потом здесь. Вода мутная, пресная, дышать тяжело, но зато – дна совсем не видно. Пруд попытались проверить – якобы, это была чистка к ярмарке – но от сети я спряталась под мостками, а багры… Может, меня и загарпунят, но не эти неумехи. Итак, мой доблестный друг, как ты намереваешься меня отсюда вытащить?
Денкрау объяснил.
Такой опасности он не подвергался даже в очередных застенках, таких мирных и безопасных по сравнению с ненавидящими глазами обманчиво-хрупкой жительницы глубин…

Самое важное случилось утром, когда повозка сборщика отходов, обычно сначала пустая, вышла на свой рейс уже наполовину полной и с новым возницей. Лошадь, кажется, его немного побаивалась. Он, в отличии от недавнего толстенького сынка, был худ, его одежда – грязна и оборванна, а его мысли отягощали не юные сколопендроморфы, превратившие сон слуг и охранников белого особняка из временного в вечный, и, сытые и довольные, ползущие к дому(немного поцарапанные охранявшей хранилище образцов ловушкой, но, благодаря твердому панцирю и низкому росту, все же сравнительно целые)а два тела, надежно погребенные под грудами гниющей дряни. Он очень надеялся, что одно из них все же останется живым.
И очень надеялся, что выживет сам.

Без особых проблем заполнив телегу до предела, вампир с замиранием сердца подъехал к воротам. Нет, он не верил, что страже так уж захочется копаться в мусоре, но вот возницу они могли и припомнить.
Стражник только замахал рукой, пропуская зловонный транспорт. Хмурый мужчина, широко зевая, бросил на него взгляд, всмотрелся... Казалось, еще немного, и он отведет взгляд, но тут в глазах стража мелькнуло понимание. Он уже открыл рот, чтобы крикнуть…
Но его опередили.
Раскатистый вопль сотряс сонный город, и десятки голосов вторили ему из канав и с деревьев по обочинам мусорной дороги. Стражники ошалело вскочили, Ден хлестнул лошадь, и та ломанулась вперед, через распахнутые ворота, на простор, увлекая за собой телегу. Угрюмый мужчина молниеносно рванул вперед, запрыгивая на телегу, а из караулки уже выбегали его заспанные сменщики. В неразберихе кто-то пальнул из арбалета, болт со свистом рассек воздух и без толку стукнулся о каменную стену. Еще двое угрюмых ребят запрыгнули на уже пресекшую мост и разгоняющуюся телегу. Первый угрюмец занес было меч над отчаянно пытавшемся рулить возницей, но тут из-под мусора в его ногу впились тонкие женские руки, и воин рухнул в груду отбросов, увлекаемый весьма профессиональной хваткой. С придорожных деревьев на набирающий скорость мусоровоз посыпались давно ожидавшие в засаде гули(точнее, те из них, кто не ушел в поисках чего-нибуть более интересного или съедобного. Хорошо, что Денкрау по совету старика с самого начала отправил их туда в три раза больше, чем было нужно). Часть пролетела мимо, но остальные впились в незадачливый десант, пичкая его когтями и трупным ядом. Вслед этому странному экипажу неслись редкие стрелы, почти наугад пускаемые стражей с городской стены. Когда спешно снаряженная конная погоня нашла брошенную повозку, в ней уже был только мусор. «Десантники» свалились по дороге, тело Хрейрахра нашло последний приют в желудках обитателей свалки, перепачканную и злую на всех подряд русалку уносили к морю могучие крылья виверны, а сам гениальный автор этого плана, он же – главное действующее лицо, из последних сил брел к землянке старого ученого, потирая ушибленный при финальном падении с телеги бок.

- Это, конечно, не умаляет нашего профессионального поражения. Вычисли мы, в чем дело, хотя бы на десять дней раньше… - рассуждал израненный, изможденный, но вполне живой и вновь несущий ответственность за всех ищущих себе на голову приключений чудиков в этих краях Икхир-Цу. - Но кое-что я предпринять все же смог.
- И что?
- Я послал с делегацией тебя.
- Может, хватит шутить? – возмутился Ден.
- Никаких шуток. У тебя огромный опыт индивидуального выживания во враждебной среде. Когда ты не попадался и не валялся в очередной темнице, ты действовал вполне здраво. Не считая, конечно, случаев, когда тебя пытались изнасиловать.
- Ну, спасибо…
- Ты можешь мобилизоваться в критической ситуации. – продолжал водяной. – Старый Кхейни – не смог бы. Он бы просто сбежал, и был бы прав – для него это самый лучший выход. Но именно для него, в крайнем случае – для науки, а не для тебя, и тем более не для Альянса. Отправляя тебя с дипломатической миссией, я отдавал себе отчет, что ты сможешь выжить и эффективно действовать даже в случае ее полного провала и поражения основной части агентуры. А шансы на это я видел, хотя и не знал, насколько они на самом деле велики. Думаю, ты вполне можешь возглавить небольшой отряд или отделение…
-… Когда закончиться война. – закончил за него вампир. – Меня до сих пор трясет…
- Это нормально…
- Нет. Я готов рисковать собой – иначе так и сидел бы в горах, но…
- Те, кого ты поведешь, тоже готовы.
- Но можно мне хотя бы получить свою фляжку с кровью и отдохнуть, а?! – раздраженно отмахнулся Денкрау. - С этой вашей компанией… То одно, то другое, и всем от меня что-то надо!
- Конечно. – кивнул Икхир-Цу, подавая вышеназванную посудину. – Тебе предстоит долгий отдых.
Не то чтобы Ден верил, что сейчас, когда борьба все набирает обороты, хоть кого-то из них мог ждать действительно долгий отдых. Но, в конце-концов, кровь была свежей, тюфяк – мягким, а на небе сиял такой огромный и алый закат, каких он не видел уже много дней…